Главная   ◊   Женский раздел   ◊   О сайте



Биографии преступников

Преступники в фельдмаршальских погонах.

Если говорить о немецком генералитете в нашем плену, следует напомнить, что гитлеровскими войсками было взято в плен 80 советских комбригов и генералов, из которых 23 погибли. Генералов вермахта оказалось в советском плену в 5 раз больше, но о судьбах их мало кто знал — вся информация о них была засекречена.

Большая часть архивных документов, которые могли бы пролить свет на деятельность уже упоминаемого в книге специально созданного в системе НКВД еще в 1930 году Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ НКВД — МВД СССР), была закрыта для изучения. На грифах этих документов значилось «Совершенно секретно». Только в последние годы они стали частично «рассекречиваться», открывая подробности злодеяний немецкого генералитета.

Справочную картотеку на немецких военнопленных офицеров удалось завести только в октябре 1943 года. Необходимость такой работы вызывалась тем, что генералы и высшие должностные лица дипломатических, полицейских и карательных ведомств Третьего рейха вызывали особый интерес у органов армейской разведки и государственной безопасности. Они стремились удерживать их у себя как можно дольше, не передавая материалы в систему УПВИ.

Больше того, существовало даже своеобразное соперничество между органами военной контрразведки, МГБ и УПВИ в стремлении заполучить наиболее знаменитых и осведомленных генералов.

Много бед — массовых убийств и разрушений — оставили после себя гитлеровские захватчики на советской земле. Руководство ГУКР СМЕРШ НКО СССР поставило перед фронтовыми управлениями военной контрразведки не только задачу борьбы со спецслужбами противника и предателями, но и сбора данных о военных преступлениях руководителей вермахта и командующих полевыми войсками непосредственно на фронтах.

Наши граждане жили с верой, что враг будет разбит и победа будет за нами.

И вот, наконец, окончилась Великая Отечественная война, в ходе которой была полностью разгромлена государственная и военная машина нацистского рейха. Наступил час расплаты фашистских главарей за совершенные ими злодеяния. Боязнь справедливого возмездия заставила покончить жизнь самоубийством Гитлера, Геббельса и Гиммлера, уже в Нюрнбергской тюрьме — Геринга.

Не ушли от ответа большинство наиболее активных соучастников бесноватого фюрера. Они предстали перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге, были судимы и подверглись в 1946 году справедливому наказанию.

В феврале 1952 года Военная коллегия Верховного Суда СССР осудила еще двух военных преступников — генерал-фельдмаршалов гитлеровского вермахта Эвальда фон Клейста и Фердинанда Шернера.

Эвальд фон Клейст родился в 1881 году.

Военная карьера Клейста началась с 1900 года, когда он вступил фаненюнкером в 3-й пеший артиллерийский полк, в 1919 году произведен в лейтенанты. И с тех пор он крепко связал свою судьбу с германской военщиной, считая, что военное воспитание внедряет отвагу при помощи страха. Во время Первой мировой войны занимал штабные должности. После войны служил в кавалерии рейхсвера.

С 1927 года — начальник штаба 2-й кавалерийской дивизии (Бреслау), с 1931 года — командир 9-го пехотного полка (Потсдам). В 1932 году — командир 2-й кавалерийской дивизии. В этом же году Клейст впервые увидел Гитлера. С этого времени нацисты приглашают Клейста в качестве гостя на свои партийные съезды, пикники, тусовки, митинги. А уже в 1935 году он становится командиром 8-го армейского корпуса. Но Клейст, не меньше, чем нацисты, зараженный идеей мирового господства, как и военный министр Бломберг, не очень верил в способности фюрера. За это его и Бломберга немного «проучили»: в феврале 1938 года их вместе с другими генералами уволили в отставку.

По этому поводу на процессе, пытаясь найти для себя смягчающие обстоятельства, он скажет: «В этот день костяк армии был сломан, крючок, державший на запоре дверь, за которой скрывается война, соскочил. Лишь немногие услышали бряцание оружием.

Но кто поверит, что офицеры и генералы рейхсвера не хотели войны? Однако такие, как Клейст, нужны были нацистам. Будучи в отставке, он не сомневался, что еще понадобится Гитлеру, когда тот перейдет от слов к делу. Так и случилось, в августе Эвальда вернули в строй и назначили командиром 22-го армейского корпуса, представлявшего собой танковую группу. Потом он в составе 14-й армии Листа будет участвовать в Польской кампании, а дальше — пошло-поехало: Львов, Сомм, Бордо, бросок к Ла-Маншу, завершение образования трагичного для англичан Дюнкерского котла, Житомир, Херсон, Никополь, Запорожье, Днепропетровск, Ростов-на-Дону, Кубань и Крым. Его войска участвовали в нападении в 1941 году на Югославию и подавлении там партизанского движения.

На территории подконтрольной ему группы армий «А» Клейст проводил целенаправленную политику по привлечению на сторону вермахта представителей различных народов СССР. В его войсках, по некоторым данным, состояло более 800 тысяч человек (карачаевцы, кабардинцы, осетины, ингуши, азербайджанцы, калмыки и другие, а также казаки). Танки Клейста рвались к кавказской нефти, и им удалось дойти до Терека. По мере военных неудач росло его недовольство тем, как ставка Гитлера осуществляла руководство операциями на фронте. Получая приказы непосредственно из ставки, Клейст не раз убеждался в отсутствии полководческих талантов у фюрера. Дважды, в сентябре 1943 года и в марте 1944 года, он просил Гитлера разрешить эвакуацию из Крыма отрезанных от суши немецких войск. Тот отказал, но спустя месяц был вынужден принять такое решение. Однако упущенное время обернулось слишком большими потерями.

После оставления Крыма и отступления на Южный Буг 30 марта 1944 года личный «Кондор» фюрера приземлился на аэродроме Клейста в Тирасполе, чтобы забрать главнокомандующего группой армий «А». Затем он полетел во Львов за Эрихом фон Манштейном. Вечером того же дня Гитлер вручил им по Рыцарскому кресту с дубовыми листьями и мечами и освободил их от должностей, а в апреле группа армий «А» была переименована в группу «Южная Украина». Итак, Гитлер отправил второй раз генерал-фельдмаршала Клейста в отставку, а вместо него назначил генерал-полковника Шернера.

На этой прощальной встрече Гитлер сказал, что одобряет все сделанное ими, но дни специалистов по тактике на Восточном фронте подошли к концу. Теперь ему требовались командующие, обладавшие способностью заставить свои войска сопротивляться до последней возможности.

Клейст воспользовался этой встречей, чтобы посоветовать фюреру заключить мир со Сталиным. Гитлер заверил его, что в этом нет никакой надобности, так как Советская армия уже почти истощила свои силы.

Со слов Клейста, во время встречи с Гитлером в ставке под Ангербургом он сказал Адольфу: «Мой фюрер, сложите с себя полномочия верховного главнокомандующего сухопутными силами. Занимайтесь внешней и внутренней политикой.

Гитлер колючими глазами впился в лицо генерал-фельдмаршала и прошипел: «Не вы ли еще летом заявляли кое-кому из правительства, что война проиграна.

В его вопросе звучала явная угроза. Этого разговора Гитлер не забудет до конца своих поганых дней. Но еще летом 1943 года Гитлер так выразился в своем близком окружении: «Я не могу доверять ни Клейсту, ни Манштейну. Они умны, но они не национал-социалисты.

20 июля 1944 года Клейст был арестован гестапо с обвинением в том, что знал о существовании заговора и не сообщил об этом. Однако затем генерал-фельдмаршала неожиданно освободили. 25 апреля 1945 года он был арестован американцами и вывезен в Лондон, где готовился к роли свидетеля в работе Международного военного трибунала в Нюрнберге. В сентябре 1946 года был передан Югославии и в августе 1948 года приговорен югославским народным судом к 15 годам каторжных работ. В марте передан СССР. Содержался во внутренней тюрьме МГБ, Бутырской и Лефортовской тюрьмах, а затем во Владимирской тюрьме.

21 февраля 1952 года Военной коллегией Верховного Суда СССР приговорен к 25 годам заключения в лагерях. Скончался Клейст 15 октября 1954 года во Владимире, по официальной версии, «от общего атеросклероза и артериальной гипертонии». Это был единственный из фельдмаршалов Гитлера, умерший в плену.

Фердинанд Шернер родился в 1892 году в семье офицера полиции. В 18 лет призывается в армию и зачисляется рядовым в Баварский лейб-гвардейский полк. Отслужив положенный срок, Шернер вышел в запас в звании младшего лейтенанта. До начала Первой мировой войны учился в Мюнхенском университете.

Когда началась война, он вернулся в Баварский полк, который вошел в состав германского альпийского корпуса, который сражался на Западном фронте, а в 1916 году принял участие в сражении под Верденом. Затем Шернер воевал в Румынии, Южных Карпатах и в Италии. Его девизом было умозаключение — если враг не угрожает, армия в опасности.

За успешные действия подчиненной ему роты горных гренадеров в 1917 году он был награжден высшим орденом Германии «За заслуги» («Pourle Merite»). В 1918 году был тяжело ранен и получил штабную работу. Войну закончил в звании старшего лейтенанта, вступил в добровольческий корпус, а затем был зачислен в рейхсвер. После того как Гитлер был освобожден в 1924 году из тюрьмы, Шернер стал активным сторонником нацистского движения. Он быстро продвигался по службе, но приблизиться к военной элите ему мешало мелкобуржуазное происхождение. После прихода Гитлера к власти Шернер получает звание майора и должность в генеральном штабе, где он прослужил до 1937 года, когда был назначен в звании подполковника командиром 98-го горного полка. Шернер принимал участие в кампаниях в Польше, Бельгии и Франции. В конце Французской кампании полковник Шернер командует 6-й горно-гренадерской дивизией, получает звание генерал-майора. Его дивизия вскоре перебрасывается в Грецию и принимает участие в штурме Афин.

После начала войны с СССР Шернер был переброшен в район Мурманска — с юга на север. Всю зиму 1941–1942 годов его полки вели оборонительные бои, не давая советским войскам продвинуться вперед. В январе 1942 года Шернер становится командиром корпуса «Норвегия», переименованного в 19-й горно-гренадерский корпус, и получает звание генерал-лейтенанта. В октябре 1943 года его переводят в Крым на должность командира 40-го танкового корпуса, ставшего вскоре «группой Шернера.

Когда Шернер принял командование группой армий «А», переименованной вскоре в «Южную Украину», вверенные ему войска на этом участке фронта, теснимые советскими воинами, спешно отступали. В это же время была разгромлена группировка армий «Центр», а части, входившие в группу армий «Север», тоже дрогнули.

И вот генерал-полковник Гейнц Гудериан, ставший к этому времени начальником Генерального штаба Сухопутных войск, 23 июля 1944 года этого «мастера оборонительных боев» рекомендует перебросить на группу армий «Север». Гитлер согласился, так как знал, что Шернер привык выполнять все распоряжения фюрера, даже если они были на грани возможного. От своих подчиненных он требовал тоже «драконовских методов руководства», и его жестокость с расстрелами и виселицами на некоторое время помогали Шернеру удержать фронт от развала. Но в конце концов большая часть его войск попала в окружение, образовав так называемую группировку «Курляндия», перемолотую нашими войсками в конце войны. Он, очевидно, забыл или не знал поучений Наполеона о том, что война состоит из непредусмотренных событий.

В начале апреля 1945 года Шернеру было присвоено звание фельдмаршала, а 10 апреля он получил маршальский жезл лично из рук Гитлера. Он стал последним немецким военачальником, получившим это звание. 27 апреля фюрер охарактеризовал Шернера как «единственного человека, показавшего себя истинным военачальником на всем Восточном фронте», а на следующий день он подписал приказ о назначении Шернера главнокомандующим Сухопутными войсками.

Руководство в Берлине авантюрно надеялось на чудо, планируя при помощи Шернера спасти Германию, но, как говорится, перед сражением каждый план хорош, после сражения каждый план плох.

Части Шернера были окружены под Прагой. «Истинный военачальник», бросив свое войско, бежал. Его самолет совершил аварийную посадку в Восточной Австрии. Некоторое время он скрывался, но 18 мая 1945 года был опознан местными жителями и арестован американцами. Военная контрразведка СМЕРШ и советское командование разыскивали Шернера. Американцы передали пленника советским представителям.

По приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР Фердинанд Шернер был осужден как военный преступник и приговорен к 25 годам тюремного заключения. Отсидев 10 лет, он 25 января 1955 года был освобожден и одним из первых вернулся в Мюнхен после заключения.

Но на родине дутый генерал-фелвдмаршал стал изгоем, так как благодаря рассказам генерала фон Нацмера он получил репутацию жестокого, но трусливого командира, бросившего своих солдат на произвол судьбы. Потом его стал преследовать «Союз возвратившихся военнопленных» за драконовское обращение с подчиненными и внесудебные их казни. В 1957 году Мюнхенский суд приговорил Шернера за эти деяния к новому тюремному сроку, но через 4,5 года он был освобожден. Умер в Мюнхене 6 июля 1973 года.

На процессе Шернер на вопросы отвечал по-солдатски, односложно. Защищался он довольно примитивно. Гитлер для него был и остался собственной совестью, а войну считал травматической эпидемией и каталогом по большей части грубых ошибок.

Клейст держался куда свободней. Он пространно рассуждал о принципе военных повиновению приказам, сваливал всю ответственность на Гитлера и Кейтеля. Он был держателем идеи Фридриха Великого, сказавшего когда-то, что если бы наши солдаты понимали, из-за чего мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны. И вообще считал, что войны не кончаются, они уходят лишь на отдых.

Что касается Клейста и Шернера, о собственных просчетах они всегда говорили менее охотно.

— Еще в 1943 году, — как писал полковник юстиции С. Мирецкий, — правительства СССР, США и Великобритании подписали в Москве декларацию об ответственности германских офицеров и солдат, а также членов нацистской партии за совершенные ими зверства. Основываясь на этом документе и в целях установления единообразных принципов судебного преследования военных преступников, Контрольный Совет в Германии издал закон, в котором определил, какие действия признаются военными преступлениями, преступлениями против мира и против человечности.

В соответствии с законом Контрольного Совета, являвшимся нормой международного права, Клейсту и Шернеру было предъявлено обвинение в активном участии при подготовке и ведении агрессивной войны против СССР. То есть обвиняли их в том, что вверенные им войска чинили на временно оккупированной территории Советского Союза и других стран зверства, совершали массовые разрушения и жестоко расправлялись с мирным населением под видом борьбы с партизанами. Эти действия признаны законом Контрольного Совета преступлениями против обычаев войны и против человечности.

Военным трибуналом Шернеру было предъявлено обвинение, что его войска на территории Советской Эстонии, Латвии, Украины, Молдавии и Крыма истребили большое число мирных граждан. Только в Эстонии немецко-фашистские захватчики, в том числе войска Шернера, расстреляли, повесили и замучили около 30 000 советских граждан, сожгли и разрушили 9200 домов, отобрали у крестьян и вывезли в Германию 107 000 лошадей. В Риге гитлеровские палачи уничтожили более 170 000 жителей. Очевидцы рассказывали, что в августе 1944 года в Дрейлинский лес под Ригой ежедневно прибывало по 150–180 автомашин с обреченными. Для ускорения «акции» профессиональные убийцы устроили своеобразный «конвейер»: первая группа гитлеровцев сбрасывала жертвы с машин на землю, вторая оглушала их ударами дубинок по голове, третья раздевала, четвертая стаскивала к костру, а пятая пристреливала и сжигала.

На суде Шернер вынужден был признаться: «Я неоднократно знакомился с актами чрезвычайных государственных комиссий и признаю эти документы. Я изучал военную историю и считаю, что злодеяния немецких войск были самыми большими в истории войн и самыми страшными в истории человечества.

Когда войска Красной Армии теснили врага, освобождая Северный Кавказ, в 1943 году Клейст отдал приказ Об «экономическом очищении» Кубани, которым предусматривался вывоз всех продовольственных запасов, Скота, промышленных материалов и оборудования. Все ТО, что нельзя было вывезти, подлежало разрушению и уничтожению.

Только в Краснодарском крае в период оккупации было истреблено более 61 000 граждан, уничтожено около 64 000 промышленных и хозяйственных зданий и сооружений, изъято у колхозов и отдельных граждан более пяти миллионов центнеров зерна и муки, более 300 000 голов крупного рогатого скота, столько же свиней и лошадей. Было уничтожено около миллиона гектаров посевов, взорвано и разрушено 1334 школы, 368 театров и клубов, 377 лечебных учреждений.

Но, оказывается, ни Шернер, ни Клейст, ни их «честные солдаты» в этом не повинны. Все злодеяния творили войска СС и полиция.

Клейст по этому поводу на процессе заявил: «Я признаю свою вину только в том, что подчиненные мне войска при отступлении с территории Кавказа и Краснодарского края разрушили и подорвали все мосты, в том числе и железнодорожные, все железнодорожные вокзалы и пути, металлургические заводы. Всем войскам моей армейской группировки «А» были даны указания при отступлении уничтожать все, что может быть использовано войсками Советской армии в войне против нас.

Клейст и Шернер на суде придерживались двух линий защиты: во-первых, все злодеяния чинили СС, СД и гестапо, во-вторых, то, что было сделано войсками, вызывалось военной необходимостью. Но для наших юристов эти доводы были неубедительными. Ведь план нацистов уничтожить 30 миллионов славян не по силе был только карательным службам. Для «ускорения процесса утилизации унтерменшей» эта задача возлагалась и на вермахт.

К началу войны германские войска имели уже несколько директив о методах ведения войны против СССР.

13 мая 1941 года руководитель ОКВ генерал-фельдмаршал Кейтель издал приказ под названием «Распоряжение фюрера о военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мероприятиях войск». В нем говорилось, что любой офицер вермахта получал право отдать приказ о расстреле каждого советского гражданина, подозреваемого в сопротивлении германской армии, и беспощадном уничтожении партизан. Командирам батальонов разрешалось предпринимать карательные акции против мирного населения. Военнослужащие германской армии, по существу, освобождались этим приказом от уголовной ответственности за преступления против мирных граждан.

23 июля 1941 года Кейтель подписывает следующий приказ. В главном его параграфе говорилось: «Учитывая громадные пространства оккупированных территорий на Востоке, наличных вооруженных сил для поддержания безопасности на этих территориях будет достаточно лишь в том случае, если всякое сопротивление станет караться не судебным преследованием виновных, а созданием такой системы террора со стороны вооруженных сил, которая окажется достаточной для того, чтобы искоренить у населения намерения сопротивляться.

Командиры должны изыскать средства для выполнения этого приказа путем применения драконовских мер.

Но самым преступным распоряжением, когда-либо изданным военными властями, был совершенно секретный «приказ о комиссарах», предписывавший поголовное истребление всех захваченных в плен политработников Красной Армии.

Надо отметить, что все эти три приказа адресовались не службе безопасности, СС или полиции, а непосредственно войскам. Комментарии, как говорится, излишни.

В своем последнем слове Клейст вызывающе заявил: «Я считаю, что со стороны советских органов власти ко мне не могут быть предъявлены никакие жалобы за злодеяния подчиненных мне войск.

Шернер в последнем слове откровенно пытался разжалобить суд: «Сейчас я уже стар, и меня считают преступником за выполнение мною служебного долга. За время нахождения в тюрьме я понял все, и теперь мне тяжело сознавать, что на протяжении всей своей жизни я работал напрасно.

Я виновен в том, что в эту войну была вовлечена Россия, народы которой понесли большие жертвы. Но я прошу высокий суд учесть разницу между человеком, совершившим преступление несознательно, и преступником, который знает, что он совершает преступление.

Палачи Гитлера получили по заслугам. Это ли не серьезное предостережение тем, кто хотел бы повторить их путь.

Интересные факты, 27.02.2017




Комментарии

!!!Автор статьи и единственный её правообладатель - ресурс , если кто-то додумается испортить себе репутацию в глазах поисковых систем и полностью сдуть мой текст, то поставьте ссылку на мой ресурс ahuman.ru! Иначе вас покарает летающий макаронный монстр, а ваши штаны будут постоянно мокнуть в людных местах.

Самое интересное:




Интересное на сайте:


Майкл Джордан: легендарный спортсмен, зарабатывающий $80 млн в год на пенсии биография, фото, видео, цитаты

Вторые половинки казахстанских знаменитостей

Кто родился 11 июня? Знаменитости рожденные 11 июня

Выбор удобных туфель на шпильке

Приказы не обсуждают



2010-2017 © aHuman
При цитировании сайта, не забывайте, пожалуйста,
указывать ссылку на источник.

По любому поводу (да и без повода тоже) пишете нам на: ogretape@yandex.ru
28 запроса, 0,143 секунд, 9.09 Мб
Яндекс.Метрика