Главная   ◊   Женский раздел   ◊   О сайте



Биографии преступников

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению Юриспруденция (библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ.

Личность преступника.

АР Личность преступника :Криминологическое и уголовно- правовое исследование. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08 — Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное право /Е. К. Флоря ; Науч. рук. Г. Материал(ы.

Личность преступника :Криминологическое и уголовно-правовое исследование Флоря, Е. К.

Личность преступника :Криминологическое и уголовно-правовое исследование. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Общая характеристика диссертационной работы.

Актуальность темы исследования. Одним из крупнейших политических изменений в обществе за пришедшее десятилетие стал распад Советского Союза. В результате этого события молодые государства, вместе с приобретением суверенитета и независимости, столкнулись с целым рядом сложнейших экономических, политических и социальных проблем, которые до того находились в компетенции центральной власти. Причем часть наиболее острых проблем требовала незамедлительного решения, тогда как построение за столь короткое время самостоятельной и работоспособной государственной системы на практике не могло быть осуществлено. Как следствие, на постсоветском пространстве образовался своего рода вакуум власти, которым очень быстро воспользовались представители криминалитета.

Очевидная неспособность правоохранительных органов радикально повлиять на сложившуюся ситуацию в сфере борьбы с преступностью, во многом, является тем фактором, который препятствует проведению необходимых обществу реформ. В этих условиях особенно возрастает роль науки, ибо для того, чтобы противостоять какому-либо злу, необходимо познать его природу и истоки. Именно ученые призваны создать необходимые теоретические предпосылки для разработки эффективного механизма противодействия возросшей преступности. В этом смысле личностный подход, в силу своей экономической выгодности и сравнительно высокой продуктивности, становится сегодня весьма актуальным и, как следствие, приобретает новых сторонников среди ученых и практических работников. Глубокие знания био-психо-социальных особенностей личности преступника, установление роли личностных факторов в механизме преступного поведения, изучение и анализ криминогенных ситуаций с точки зрения их субъективного восприятия индивидом — все это, вне всяких сомнений, значительно расширяет возможности правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью.

В российской юридической науке исследование личности преступника сравнительно недавно заняло своё достойное место в качестве составной части криминологии. Прежде считалось, что рассматриваемая проблема входит в сферу компетенции других наук (в первую очередь, социологии, психологии и психиатрии.

Но с углублением знаний о преступности как социальном явлении стало очевидным, что личность невозможно рассматривать в отрыве от деяния, и что никакая другая наука, кроме криминологии, не может претендовать на полное и всестороннее изучение личности преступника.

Вместе с тем, автор диссертации счёл необходимым не ограничиваться в настоящей работе рамками криминологического исследования, так как уголовно-правовой аспект проблемы имеет не менее важное значение. Криминологическая информация в сфере исследования личности преступника является той необходимой предпосылкой, которая обусловливает необходимость усовершенствования действующего уголовного законодательства. Таким образом, проблема личности преступника исследуется диссертантом в двух аспектах — криминологическом и уголовно-правовом.

Степень научной разработанности темы. Проблеме личности преступника посвящен не один десяток монографий, статей и диссертаций. Крупный вклад в разработку этого вопроса внесли Ю.М. Антонян, Ю. Д. Блувштейн, Г.Н. Борзенков, В.Н. Бурлаков, Б.С. Волков, П.С. Дагель, А.И. Долгова, К.Е. Игошев, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Н.С. Лейкина, Г.М. Миньковский, А.Б. Сахаров, В. Д. Филимонов и др.

В большинстве работ указанных авторов дана критическая оценка западных исследований в сфере изучения личности преступника, отмечается продвижение в разработке стержневых вопросов о понятии и признаках личности преступника, типологии преступников, взаимодействии личности преступника и конкретной жизненной ситуации, назначении наказания с учетом обстоятельств, характеризующих подсудимого и ряда других аспектов.

Однако, несмотря на значительную разработку, которой подверглась рассматриваемая проблема, отдельные ее аспекты до настоящего времени не получили единого решения и нуждаются в дальнейшем исследовании. Кроме того, некоторые положения, высказанные по проблеме личности преступника, представляются спорными, а в отдельных случаях, ошибочными.

Сказанное в определенной мере касается взаимосвязи преступника и совершенного им преступления; методологии междисциплинарного познания и, в частности, терминологической базы изучения личности преступника; пределов, объема и характера.

исследования личности преступника в криминологии; структуры личностных свойств преступника; соотношения типологии и классификации преступников; места личности преступника в структуре Общей части УК и ряда других вопросов.

В рамках представленной диссертационной работы предпринята попытка осмысления и оценки с позиций сегодняшнего дня тех знаний, которые накоплены криминологической и уголовно-правовой наукой в данной области.

Научная новизна диссертации состоит в том, что данное исследование является первой комплексной научной разработкой проблемы личности преступника, осуществленной в Республике Молдова. Ее базовая концепция и методологическое новаторство видится автором в рассмотрении личности преступника и преступного поведения как единой взаимосвязанной системы, компоненты которой, при всей своей относительной независимости, находятся в перманентном взаимном влиянии и взаимодействии. Кроме того, данная система изучается диссертантом как относительно автономное образование, испытывающее воздействие со стороны целого комплекса факторов объективного и субъективного свойства, установление типичных сочетаний которых напрямую связывается с проблемой прогнозирования и профилактики индивидуального преступного поведения.

Объект диссертационного исследования составляют личностные детерминанты индивидуального преступного поведения и их коррекция уголовно-правовыми и криминологическими мерами.

Предметом диссертационного исследования выступают такие понятия, как «личность преступника», «субъект преступления», «структура личности преступника», «типология личности преступника», соотношение «социальное — биологическое» в личности преступника, «мотивация преступного поведения», «безмотивное» преступление, взаимодействие «личность преступника — конкретная жизненная ситуация», а также уголовно-правовые нормы, регулирующие различные аспекты проблемы личности преступника.

Целью диссертационного исследования является анализ взаимодействия личности преступника и преступного поведения, а также криминологического и уголовно-правового значения данного взаимодействия.

Задача диссертационной работы состоит в исследовании проблемы личности преступника, как носителя ключевых детерминант.

преступного поведения, посредством установления структурных особенностей личности преступника; изучения взаимосвязи и взаимозависимости личностных свойств преступника и совершаемого им преступления; анализа основных этапов процесса мотивации преступного поведения, а также исследования роли и значения личностных факторов в интерпретации субъектом сложившейся криминогенной ситуации. На основе полученных результатов должна быть осуществлена разработка теоретических рекомендаций для более эффективного прогнозирования и предупреждения индивидуального преступного поведения, а также для правильной индивидуализации уголовного наказания и применения условного осуждения.

Реализация поставленной задачи связана с решением следующих конкретных вопросов.

— научный анализ методологических проблем исследования личности преступника, а также определение базовых категорий понятийного аппарата, необходимых для плодотворного изучения личности преступника.

— осуществление криминологического и уголовно-правового анализа структуры основных свойств, характеризующих личность преступника.

— разработка и построение типологических конструкций на базе изученных типообразующих элементов личности преступника и её преступного поведения.

— исследование криминологического значения процесса мотивации в механизме индивидуального преступного поведения.

— уголовно-правовой анализ влияния свойств личности преступника на назначение уголовного наказания и применение условного осуждения.

— изучение с позиций проблемы личности преступника эффективности и перспектив развития институтов прогнозирования и предупреждения индивидуального преступного поведения.

— разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию существующего законодательства в сфере уголовно-правового регулирования положений, относящихся к проблеме личности преступника.

В ходе исследования диссертант пришел к ряду выводов и суждений, обладающих, по его мнению, определенными элементами новизны, которые выносятся им на защиту.

— обосновывается положение, согласно которому успешная разработка проблемы междисциплинарного изучения личности преступника может быть достигнута посредством переориентирования соответствующих исследований с анализа и оценки достижений отдельных наук, изучающих личность, на использование в качестве приоритетного направлении данных персонологии, предметом которой является комплексное изучение личности во всем многообразии ее проявлений (в первую очередь поведенческих реакций). Таким образом, речь идет о создании на стыке наук криминального профиля и персонологии нового научного направления — криминальной персонологии, под эгидой которой должны быть соединены методологические, теоретические и эмпирические аспекты изучения личности преступника и ее поведения.

— наряду с мотивацией криминального поведения диссертант аргументирует необходимость использования понятия «мотивации посткриминального поведения», так как de facto во втором случае имеет место начало нового мотивационного цикла, связанного с актуализацией иной потребности, чем та, которая лежала в основе преступного поведения. Элементами посткриминальной мотивации являются анализ преступником желательных и нежелательных, прогнозируемых и непредвиденных последствий, боязнь разоблачения, разочарование, раскаяние или выработка защитного мотива.

— выявлено, что условность и формальность уголовного закона, определяющего субъекта преступления означает условность и формальность категории «личность преступника». Таким образом, данное понятие должно рассматриваться в пространственном и временном контексте законодательства соответствующего государства.

— установлено, что личность преступника не всегда соответствует совершенному ей преступлению, причем это несоответствие может быть не только по степени, но и по характеру общественной опасности. Указанное обстоятельство должно учитываться при выборе средств и определении интенсивности индивидуального предупредительного воздействия в отношении лиц, криминогенность которых проявилась в нехарактерной для них форме.

— автор аргументирует вывод, согласно которому уголовно-правовое значение проблемы личности преступника не соответствует той роли, которая должна отводиться этому вопросу в современном уголовном праве. В этом смысле представляется необходимым сменить приоритеты посредством обращения большего внимания на.

социальную сущность личности преступника. Одним из первых методических шагов в указанном направлении должно послужить перемещение вопроса о соотношении личности преступника и субъекта преступления с последнего на первое место в рамках соответствующей главы системы курса уголовного права, а так же расширение его содержания за счет более детального анализа социальных аспектов проблемы преступника.

— в целях устранения существенного разнобоя при назначении уголовного наказания лицам, совершившим сходные деяния и имеющим тождественные личностные характеристики, автор обосновывает необходимость дальнейшей дифференциации и индивидуализации уголовно-правового воздействия посредством учёта типологической характеристики подсудимого и мотивации преступного поведения. Причём первый признак, по мнению диссертанта, должен стать одним из оснований дифференциации уголовной ответственности, а второй — ее индивидуализации. В качестве критерия типологической характеристикой подсудимого предлагается использовать соотношение ситуации и личности в совершенном преступлении. На начальном этапе достаточно закрепить в законе наиболее простую трехчленную схему (незначительная роль ситуации — средняя — ситуативный тип преступника). В последующем задача дальнейшей дифференциации ответственности будет решаться путём применения более сложных типологических построений.

Источниковедческая база исследования. В работе использованы нормативные акты Республики Молдова, Российской Федерации и других государств ближнего и дальнего зарубежья; теоретические разработки российских, молдавских, румынских и западных специалистов в области криминологии, уголовного права, психологии, социологии и других наук.

Теоретическая значимость работы состоит во всестороннем изучении взаимосвязи и взаимодействия личности преступника и преступного поведения, что значительно дополняет и расширяет возможности борьбы с преступностью. Система «преступник -преступление» действует не в вакууме, она постоянно влияет и испытывает влияние со стороны различных факторов объективного и субъективного свойства. Центральным звеном этой системы является мотивация, которая связывает деяние и Деятеля в единое целое. Представленное исследование содержит комплексный анализ содержания криминальной мотивации, ее основных структурных.

элементов; также рассматриваются особенности мотивации преступного поведения и различные классификации криминальных мотиваций.

В диссертации затрагиваются проблемы уголовно-правового и криминологического значения взаимосвязи личности преступника и преступного поведения, анализируются специфические свойства каждого из этих явлений и функциональная роль осуществленных разработок в системе мер борьбы с преступностью.

Методологической основой данной работы является весь комплекс философско-психологических, социально-психологических, политических и естественных наук, которые в совокупности объясняют поведение личности в микро- и макросоциуме.

Комплексный характер исследования обусловил разнообразие научных способов, методов и приемов, использованных в работе, как то: логический, исторический, а также методы систематизации и моделирования; психологический и социологический (монографический, сравнительный, содержание — анализ); юридический (формально-юридический или оценочно-аналитический, сравнительно-юридический.

Апробация результатов диссертационного исследования. Положения диссертации обсуждены и одобрены на заседании кафедры уголовного права и криминологии Молдавского государственного университета, а также получили отражение в научных публикациях автора.

Структура диссертационной работы обусловлена целью, задачами, логикой научного исследования и включает введение, три главы, тринадцать параграфов, заключение, список использованных нормативных правовых актов и научной литературы.

Основные положения диссертационного исследования.

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы, раскрывается состояние ее научной разработанности, определяются объем, цели и задачи исследования, подчеркивается научная новизна и характеризуется практическая значимость работы.

В главе первой — «Теоретико-методологические проблемы криминологического и уголовно-правового исследования личности.

преступника» — рассматриваются вопросы о структуре и содержании понятия личности преступника, о междисциплинарном изучении личности преступника, о личности преступника как объекте криминологического исследования, о функциональном разграничении субъекта преступления и личности преступника в современном уголовном праве, о криминологическом и уголовно-правовом значении структуры личности преступника, о классификации и типологии преступников.

Останавливаясь на понятии личности человека, автор диссертации отмечает, что современная наука не располагает универсальным и общепринятым определением данной категории в силу огромного количества чрезвычайно разнообразных (а порой и противоположных) подходов в изучении этой проблемы. При создавшемся положении наиболее логичным выходом может послужить обобщение и систематизация суждений, получивших отражение в большинстве теоретических определений личности. Ключевыми положениями, определяющими основные определения личности, являются: а) наличие у нее определённых индивидуальных различий, т.е. таких особых качеств, благодаря которым каждый отдельно взятый человек отличается от всех остальных людей; б) личность представляет собой некое ядро, связывающее воедино различные психические процессы индивида и наделяющее его поведение необходимой последовательностью и устойчивостью; в) личность необходимо рассматривать в качестве субъекта влияния внутренних и внешних факторов, включая генетическую и биологическую предрасположенность, социальный опыт и меняющиеся обстоятельства микро- и макросоциума; г) личность наделена устойчивыми чертами, которые обеспечивают ей относительную неизменность и постоянство во времени и в меняющихся ситуациях.

Таким образом, на основе приведенных положений личность может быть определена как устойчивая и неповторимая система внутренних психологических свойств человека[1]. которые сформировались под воздействием социальных условий его жизни.

Определяя содержание термина «личность преступника», следует ограничиться констатацией наличия совокупности криминогенных.

свойств, которые обусловили (или могли обусловить) совершение человеком преступления. Преимуществом данного определения в сравнении со всеми прочими суждениями является: а) наличие четкой грани между чертами личности, которые имеют криминологическое значение, л всеми прочими свойствами индивида; б) ею универсальность в том смысле, что указанная формулировка не исключает из своей сферы личностные свойства биологической, генетической, психологической, индивидуально-психологической и социальной природы, каждое из которых в большей или меньшей степени обусловливает преступное поведение. Вместе с тем, в рамки данного понятия включается весьма разнородная масса нарушителей уголовного закона от профессиональных преступников и рецидивистов до лиц впервые совершивших неопасное преступление по небрежности. Очевидное неравенство в степени выраженности криминогенных свойств у различных преступников требует размежевания правонарушителей со стойкой антиобщественной установкой и тех, кто не характеризуется подобными чертами. Компромиссное решение заключается в том, что понятие личности преступника может пониматься в узком и в широком смысле. Узкий смысл состоит в рассмотрении преступников в качестве отдельного социального типа (без учета их индивидуальных особенностей). В этом смысле оно применимо не ко всем лицам, нарушившим уголовный закон, а только к последовательным (злостным) преступникам. Широкое понятие количественно соответствует кругу лиц, нарушивших в любой форме уголовный закон, т.е. за основу понятия личности преступника в широком смысле следует принять объективное наличие факта совершения предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния.

Признаком, который выделяет всех преступников среди законопослушных граждан, является общественная опасность, которая представляет собой социальное свойство личности, свидетельствующее о способности совершить преступление. Опасность личности для общества непосредственно выражается в преступлении. В то же время, следует отметить, что взаимосвязь преступника и совершённого им преступления в указанном смысле не должна восприниматься однозначно. Степень общественной опасности преступника не всегда соответствует опасности совершенного им деяния: преступление может быть более опасно, чем личность, его совершившая, и, наоборот, -общественная опасность личности может быть значительно меньше.

чем тот же показатель в совершенном ею преступлении. Сказанное относится и к соотношению качественных свойств указанных категорий.

Однако указанное не означает, что в отдельных случаях личность, преступившая уголовный закон, может быть сочтена не общественно опасной. Следствие не может существовать без причины. Все преступники общественно опасны, но степень их опасности различна. Определенную угрозу для общества представляют не только лица, которые характеризуются антисоциальной (противообщественной), но и асоциальной (индифферентной) установкой, а также так называемые «случайные» преступники. Последняя категория преступников характеризуется недостаточно выраженной социальной установкой, которая детерминирует совершение преступлений по неосторожности. Но даже «случайный» преступник имеет возможность выбора правомерного поведения. Отсутствие такой возможности исключает речь о субъекте преступления, а, следовательно, о личности преступника. В то же время, сама по себе общественная опасность личности не означает, что преступление неминуемо. Данная черта либо реализуется, либо не реализуется, что зависит как от самой личности, так и от внешних обстоятельств, способных препятствовать криминальному поведению.

При рассмотрении личности преступника в качестве объекта междисциплинарного исследования автор диссертации отмечает, что значительное число наук, включенных в эту сферу, и, соответственно, применяемых научных методов нуждается в определённой систематизации, так как фрагментарный подход не может обеспечить необходимого результата в изучении данного вопроса. В этом смысле одной из первоочередных задач должна стать выработка общей терминологической базы учения о личности преступника и разграничение сфер деятельности наук, исследующих данную проблему. При этом криминологии отводится роль своего рода посредника между соответствующими юридическими и неюридическими науками, функция которого состоит в установлении границ этих исследований и фокусировании внимания научных дисциплин не столько на конкретном индивиде, совершившем преступление, сколько на том общем, типичном, что характеризует подобных лиц. Обозначенную область исследований не следует ограничивать изучением тех, кто уже вошёл в конфликт с уголовным законом. Особое внимание необходимо сосредоточить и на периоде.

предшествующем совершению преступлений. Изучая такие антиобщественные факторы, как наркомания, пьянство, бродяжничество и др. а также непосредственно личностей, подверженных влиянию этих факторов, создается возможность для разработки методик выявления лиц. Могущих совершить преступления, и методик индивидуального прогнозирования противоправного поведения. Кроме того, необходимо также изучать и посткриминальное поведение лиц, отбывших наказание, в аспекте их ресоциализации и адаптации к условиям жизни на свободе.

В этом смысле утверждается, что адекватное познание личности преступника невозможно без исследования проблемы образа жизни преступников, который, во многом, определяет основные черты личности, а значит, и преступное поведение. Связь образа жизни преступника и его личностных особенностей носит двусторонний характер, т.е. основные черты личности не только подвергаются воздействию, но и сами в той или иной степени оказывают влияние на образ жизни лица. В настоящее время в криминологической науке личность преступника, ее деятельность, поведение и общение изучаются скорее отдельно, чем взаимосвязано. Понятие «образ жизни индивида» во многом позволит решить эту проблему. Анализ антиобщественного образа жизни фактически означает исследование самой жизни людей, как конкретной совокупности форм деятельности, что включает в себя семейно-бытовую деятельность, работу, досуг и т.д.

В отношении уголовно-правовой роли личности преступника диссертант отмечает, что необходимо создание отдельного полноценного уголовно-правового раздела, задачей которого должна стать системная разработка проблем, связанных с преступником. Этот шаг послужит реальным и осязаемым целям в смысле унификации различных аспектов одного и того же правового явления, которые на современном этапе развития уголовного права, фактически, «растасканы» по различным институтам, имеющим установившуюся самостоятельность и структуру (в частности, речь идет о составе преступления, индивидуализации наказания, освобождении от уголовной ответственности и наказания.

По вопросу практического решения данной проблемы, диссертант считает, что оно продолжает оставаться весьма проблематичным. Одним из вариантов, призванных улучшить сложившуюся ситуацию, видится автору в необходимости смещения акцентов в учебной программе по Общей части уголовного права.

Иначе говоря, рассмотрение проблемы преступника как социального явления должно предварять изучение юридических аспектов данного вопроса, т. е. формы его отражения и закрепления в системе конкретных правовых норм и институтов. Таким образом, будет последовательно выдержано неоспоримое научное положение о вторичности, производности правовой нормы (о субъекте преступления) от сущности соответствующего социального явления (личности преступника.

При анализе существующих в юридической литературе концепций структуры личности преступника в работе акцентируется внимание на том, что криминология, привязанная к своему предмету и методам, изучает личность преступника не полностью, а в рамках так называемого «частичного детерминизма», когда раскрытие детерминант ограничено целями и задачами криминологического изучения указанного явления. С учетом сказанного, автор диссертации приходит к убеждению в правильности позиции тех криминалистов, которые предлагают использовать вместо общего понятия «структура личности преступника», другое — «криминологическая характеристика личности преступника». Последнее включает меньший круг характеристик личности преступника, но, с другой стороны, оно в большей мере соответствует тому содержанию, которое вкладывается в него криминологией. При работе с указанной схемой важно помнить, что структура личности преступника характеризуется неустойчивостью и внутренней противоречивостью. Это свойство во многом облегчает возможность исправления преступников за счет развития положительных и искоренения отрицательных черт правонарушителей. Тем не менее, на определенный момент или период структура личности преступника как система существует. Причем важно подчеркнуть, что плодотворное исследование данной системы требует не только анализа ее структурных элементов и взаимосвязей, но и учета того «контекста», т. е. объективных условий, в которых проявились уголовно-правовые и социально-демографические свойства преступника.

С учетом изложенного автор диссертации солидаризируется с теми учеными, которые видят будущее системных криминологических исследований преступников в сфере длящегося изучения данного контингента лиц. По мнению диссертанта, указанный подход позволит получить информацию, которая, отражая взаимодействие и взаимосвязь между теми или иными элементами структуры личности и поведением.

индивида, непосредственно фиксирует, таким образом, личностные детерминанты преступления в динамике их развития.

Останавливаясь на проблеме типизации преступников, диссертант отмечает, что типология правонарушителей, понимаемая и как теория, и как процесс, и как результат, является связующим звеном между общей теорией личности преступника и практикой. В качестве конкретных практических рекомендаций автор диссертации предлагает использовать типологию, построенную на критерии необходимости-случайности преступления в поведении индивида. На начальном этапе целесообразно перевести в практическую плоскость достаточно разработанную в современной науке троичную типизацию преступников («злостный», «случайный» и «промежуточный»). С помощью указанной типологии можно усовершенствовать процесс индивидуализации наказания (определение вида и размера санкции). В частности, предлагается дополнить УК РМ и УК РФ положением об учете при назначении Наказания типологической характеристики подсудимого. Это обстоятельство будет способствовать установлению истинной опасности для общества каждого отдельно взятого индивида и, соответственно, в значительной степени облегчит суду выбор адекватной меры воздействия. В дальнейшем, по мере углубления теоретических исследований типологии преступников, троичная система должна уступить место более совершенным типологическим моделям, которые с большей точностью отражают реальное разнообразие личностных свойств различных преступников.

В главе второй — «Личность преступника — носитель причин индивидуального преступного поведения» — рассматриваются вопросы соотношения социального и биологического в личности преступника, механизм формирования и криминологическое значение мотивации преступного поведения, классификации мотивов и мотиваций преступного поведения, а также анализируется проблема взаимодействия личности преступника и конкретной жизненной ситуации.

Автор диссертации отмечает, что при всей важности проблемы соотношения социального и биологического в преступнике не следует замыкаться на этом вопросе. В частности, подтверждается положение о необходимости активизации в направлении изучения и других соотношений, таких как «биологическое — психологическое» и «социальное — психологическое» в преступнике. Следующий этап потребует включения в данную сферу исследования и других факторов.

Переходя к анализу мотивации преступного поведения, диссертант подчёркивает, что в юридической литературе до последнего времени наиболее серьезного внимания удостаивались уголовно-правовые аспекты данной проблемы, тогда как криминологическая сторона вопроса, которая не укладывается в рамки формально-юридического анализа, исследована в меньшей степени. Вместе с тем, прогресс в изучении наиболее типичных свойств социально-психологического механизма преступной деятельности, определении детерминант преступного поведения, а также выявлении социального содержания личностных черт преступника как типа предполагает необходимость в расширении, углублении и интенсификации разработок проблемы мотивации преступного поведения.

Основным препятствием в этом смысле является отсутствие в психологической науке единой позиции в понимании мотивации как психического явления, что напрямую отражается на криминологических разработках в этой сфере. В диссертации подчёркивается, что правильное понимание мотивации предполагает органическое единство различных плоскостей ее исследования. Поэтому не следует противопоставлять друг другу концепции, объясняющие данное явление, с одной стороны, как структурное образование в виде совокупности факторов или мотивов, с другой — как динамичное образование, процесс, механизм. В действительности, по мнению диссертанта, обе указанные интерпретации представляют собой два взаимосвязанных аспекта одного и того же явления.

Автор диссертации полемизирует с учеными, которые выводят за рамки криминальной мотивации оценку субъектом ситуации совершения преступления (Б.Я. Петелин и др.). Также подвергается критике расширенное понимание данного процесса (В.В. Лунеев, С.М. Иншаков). В этой связи отмечается, что при зауженном понимании мотивации, когда из нее исключается оценка ситуации, лицо, совершая преступление, не контактирует с внешним миром; с другой — при расширенной интерпретации данного явления — в него включаются и анализ наступивших последствий, и даже раскаяние и выработка защитного механизма, что к мотивации, как процессу формирования замысла преступления, не относится.

Таким образом, наиболее точное содержание мотивации, как внутреннего процесса возникновения, формирования и осуществления преступного поведения, должно складываться из следующих элементов: потребность; мотив; цель; выбор путей и способов ее достижения.

вероятностное прогнозирование; принятие решения; контроль и коррекция поведения до окончания преступления.

В отношении анализа преступником желательных и нежелательных, прогнозируемых и непредвиденных последствий, боязни разоблачения, разочарования, раскаяния или выработки защитного мотива диссертант считает, что правильнее говорить о мотивации не криминального, а посткриминального поведения, так как фактически в этом случае имеет место начало нового мотивационного цикла, связанного с актуализацией иной потребности, чем та, которая лежала в основе преступного поведения.

При рассмотрении автоматизированных и импульсивных действий, автор диссертации приходит к выводу, что они содержат основные элементы мотивации, которые выполняют свои непосредственные функции. В то же время, отмечается, что некоторые компоненты «свернутых» форм мотивационного процесса характеризуются высокой скоротечностью, что объясняется при автоматизированных действиях наличием у индивида так называемых «шаблонов поведения» (мотивационных схем), а при импульсивных — состоянием аффекта. В целом же, «свернутая» криминальная мотивация в обеих своих формах должна рассматриваться как частное проявление мотивации преступного поведения.

Подвергая анализу существующие в юридической литературе классификации мотивов преступного поведения, автор диссертации разделяет и аргументирует мнение специалистов о том, что мотив не может рассматриваться как самодостаточный криминогенный фактор. Для того, чтобы воплотиться в преступлении, мотив, должен быть «вплетен» в другие элементы мотивации. В отрыве от выбора цели, а также способа, орудий и средств ее достижения мотив социально нейтрален. Поворотным моментом развития мотивации в социально негативную сторону признаётся этап выбора субъектом целей и средств их достижения.

Особое внимание диссертант уделяет полимотивации. Отмечается, что, как правило, преступное поведение определяется не одним, а несколькими мотивами. Одни из них являются ведущими, основными, другие выступают в роли дополнительных. Взаимодействие и соотношение мотивов представляет собой сложный процесс оценки и сопоставления преступником различных внутренних побуждений с точки зрения их субъективной значимости. Когда данные побуждения не противоречат друг другу, переход к принятию решения, если он не.

затруднен другими обстоятельствами, происходит достаточно быстро. При наличии такого противоречия происходит внутренний психологический конфликт.[2] Одним из результатов данного процесса может быть совершение преступления. В конечном итоге все будет зависеть от того, на каком личностном фоне происходит эта борьба, т.е. от нравственных качеств личности, которые предопределяют выбор цели и средств ее достижения.

Далее диссертант подчёркивает, что успешная теоретическая разработка и правильное применение на практике классификаций мотивов и мотиваций преступного поведения возможны лишь в их органической взаимосвязи с типологией личности преступника. Мотивы, являясь структурными компонентами мотивационной сферы преступника и, одновременно, непосредственными побуждениями преступного поведения, связывают воедино личность правонарушителя с мотивацией преступного поведения. Личностные черты преступника всегда отражаются в мотивации, а мотивация, получившая объективное выражение в преступлении, деформирует личность преступника. Только такое рассмотрение данных вопросов дает возможность преодолеть еще имеющийся искусственный разрыв между преступным поведением (в частности, его психологическим содержанием) и субъектом (совершителем) криминального акта. При указанном подходе появляется возможность более глубоко изучить как личность преступника, так и преступное поведение.

Останавливаясь на проблеме взаимодействия личности преступника и конкретной жизненной ситуации, автор диссертации отмечает, что в юридической литературе существует определенная недооценка ситуационных’ факторов, которые, зачастую, оказываются более мощными детерминантами преступного поведения, чем это принято считать. Сильное «давление» ситуации, подталкивающей к совершению преступления, в значительной мере «стирает» отличия в социальной установке различных лиц.

Вместе с тем диссертант присоединяется к позиции тех специалистов, которые утверждают, что детерминировать преступление всегда будет не один отдельно взятый, а только оба этих фактора в их.

взаимодействии. Изучение системы «личность — конкретная жизненная ситуация» не должно сводиться к изолированному исследованию составляющих ее звеньев (только анализ жизненной ситуации или только личности). Необходимо иметь в виду взаимодействие как указанных факторов между собой, так и отдельных сторон, характеристик внутри каждого из них, а также взаимосвязь обоих названных видов взаимодействий — внешнего и внутреннего.

В главе третьей — «Уголовно-правовые и криминологические меры воздействия на личность преступника» — рассматриваются вопросы Личности преступника и назначения уголовного наказания, личности преступника и условного осуждения, личности преступника и прогнозирования индивидуального преступного поведения, личности преступника и индивидуальной профилактики преступного поведения.

При рассмотрении дискуссионного вопроса о соотношении при индивидуализации наказания категорий «общественная опасность личности преступника», «общественная опасность совершённого преступления», а также «обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание», автор диссертации подвергает критике позицию тех специалистов, которые считают, что указанные начала следует интерпретировать как имеющие самостоятельное значение. В диссертации подчёркивается, что отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства характеризуют либо личность виновного, либо преступление, либо относятся к личности виновного и преступлению одновременно. В этом смысле формулировка части 3 ст. 60 УК РФ признается более удачной по сравнению с аналогичным положением, содержащимся в ст. 75 нового УК РМ, поскольку слова «в том числе», используемые российским законодателем, предполагают принятие во внимание этих обстоятельств не наряду, а в связи с учетом общественной опасности совершенного преступления и личности виновного. На основе приведенного анализа выносится предложение об уточнении формулировки ст. 75 УК РМ посредством закрепления положения о том, что смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства конкретизируют и дополняют содержание общественной опасности преступления и личности виновного и должны рассматриваться как подчиненные первым двум категориям понятия.

В главе также высказывается и аргументируется мнение о целесообразности включения в число критериев индивидуализации наказания мотивации виновного. Данный подход, по мнению диссертанта, является наиболее правильным с позиций научного.

понимания психологической сущности механизма преступного поведения. Он позволит суду при вынесении наказания руководствоваться не только данными относительно тех явлений и процессов, которые происходили в психике преступника непосредственно в момент совершения преступления, но и теми, что имели место до нарушения им уголовного закона.

При рассмотрении вопроса о критериях применения условного осуждения, диссертант присоединяется к позиции тех криминалистов, которые считают, что в большинстве случаев данная мера должна быть обусловлена не одним, а несколькими обстоятельствами, их совокупностью. Чем выше общественная опасность совершенного лицом деяния, тем больше должно быть смягчающих обстоятельств. И, наоборот, если преступление менее опасно, то судья может склониться в сторону применения условного осуждения и при наличии меньшего числа этих обстоятельств. При этом в приговоре обязательно должно быть указано, какие именно факторы повлияли на решение суда о выборе в отношении подсудимого данной меры воздействия.

В юридической литературе дискутируется вопрос о возможности применения условного осуждения к лицам, ранее осуждавшимся условно. В соответствии с п. 11 ст. 90 УК РМ и п. 4 ст. 74 УК РФ, в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения решается судом. Вместе с тем, альтернатива -снова условное осуждение (даже с возможностью дополнения налагаемых на подсудимого обязанностей) или реальное отбывание наказания — в данном случае представляется диссертанту недостаточной. С одной стороны, само по себе условное осуждение по отношению к указанным лицам уже не дает и, скорее всего, не даст позитивных результатов, с другой — необходимость в реальном исполнении назначенного наказания в подобных ситуациях также не всегда очевидна. Выход из создавшегося положения состоит в применении к данной категории лиц кратковременных сроков лишения свободы в максимально строгих условиях сроком от двух недель до одного-двух месяцев, с тем чтобы более четко обозначить для условно осужденного всю серьезность угрозы реального применения уголовного наказания.

Вторая часть третьей главы посвящена проблемам прогнозирования и профилактики индивидуального преступного поведения.

В диссертации отмечается, что главная цель прогноза индивидуального преступного поведения — создание соответствующих предпосылок для устранения или нейтрализации причин и условий конкретного антиобщественного поведения. Данная задача решается посредством раннего предупреждения преступления, основой которого в демократическом государстве должна быть не превентивная репрессия, а целенаправленная воспитательная работа с соответствующей категорией граждан.

На современном этапе развития криминологической науки проблема индивидуального прогнозирования преступного поведения, по существу, перенесена в плоскость поиска возможных путей ее решения, попыток экспериментальной разработки конкретных прогностических методик.

Наиболее действенными в прогнозировании преступного поведения следует признать динамические модели, которые отображают изучаемый объект в движении, в процессе и дают возможность проследить изменения взаимодействия между отдельными элементами анализируемого явления, процесса. На основе таких моделей появляется возможность определить увеличение или уменьшение одного параметра в зависимости от изменения другого, и наоборот. Для криминологии это означает возможность прогнозирования преступного поведения конкретного индивида, исходя из тех или иных влияний на него в будущем. Вместе с тем, как и любой другой метод, моделирование не должно переоцениваться, поскольку выводы, полученные при его использовании, лишь приближенно характеризуют изучаемый объект. Поэтому для криминологических исследований целесообразнее сочетание нескольких прогностических методов.

При рассмотрении вопроса об объекте индивидуальной профилактики в диссертации отмечается, что она должна осуществляться посредством одновременного комплексного воздействия как на криминогенные обстоятельства, так и на личность вероятного правонарушителя.

Схему индивидуального предупреждения преступного поведения необходимо, по мнению диссертанта, рассматривать в контексте системы условных ситуаций индивидуального прогнозирования. В.

зависимости от глубины антисоциальных ориентации субъекта, степени их проявления вовне, уровня криминогенности среды и других социальных и правовых предпосылок возможны следующие прогнозные ситуации: латентная, предпреступная, преступная, постпреступная.

Использование единой классификации как для прогнозирования, так и для предупреждения индивидуального преступного поведения не только подчеркивает теоретическую взаимосвязь этих процессов, но и значительно упрощает переход от первого этапа ко второму на практике. Вместе с тем, не следует забывать, что несмотря на общую конечную цель (коррекцию преступного поведения), данные процессы имеют в своей основе различные методы и принципы.

В ходе исследования диссертант приходит к выводу, что подробное рассмотрение методов, способов и форм индивидуально-профилактического воздействия выходит за пределы криминологических исследований. Криминологическая наука должна разрабатывать лишь основные пути и средства предупреждения преступного поведения, оставляя изучение конкретных методов и способов предупредительного воздействия наукам соответствующего профиля. Таким образом, разработка воспитательных мер входит в сферу психологии и педагогики, экономические и финансовые рекомендации являются приоритетом экономистов и финансистов и т.д. В настоящее время особого внимания специалистов требует к себе метод оказания помощи, который признается диссертантом одним из самых эффективных в деятельности субъектов предупреждения преступлений. В указанном смысле представляется крайне важным создание специального отдела при Министерстве внутренних дел Республики Молдова, функцией которого должна стать разработка и оказание необходимой помощи профилактируемым лицам. При необходимости деятельности данного отдела могут оказывать содействие различные заинтересованные учреждения, организации и другие структуры (например, спонсоры, благотворительные фонды, гуманитарные миссии, службы социальной защиты населения, центры социальной реабилитации, церковь, дома ночного пребывания и т. п.

В Заключении подводится краткий итог проведенному в работе исследованию, делаются обобщенные выводы, направленные на реализацию авторского видения разработки и дальнейшего изучения проблемы личности преступника в криминологии, а также вносятся предложения о частичном изменении и дополнении уголовно-правовых.

норм, регламентирующих те или иные аспекты проблемы личности преступника, формулируются некоторые конкретные рекомендации по поводу их применения.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих научных работах автора.

1. Что такое криминальная персонология?// Закон и жизнь. № 12. Кишинев, 2001.-0,2 п.л.

2. Некоторые аспекты изучения личности преступника, ч. 1.// Закон и жизнь. № 1. Кишинев, 2002. — 0,5 п.л.

3. Некоторые аспекты изучения личности преступника, ч. 2.11 Закон и жизнь. № 2. Кишинев, 2002. — 0,3 п.л.

4. Проблема криминологического изучения личности преступника // Закон и жизнь. № 3. Кишинев, 2002. — 0,3 п.л.

5. О классификации мотивов преступного поведения // Закон и жизнь. № 5. Кишинев, 2002. — 0,5 п.л.

6. К вопросу о понятии личности преступника // Analele stiintifice ale Universitatii de Stat din Moldova. Seria «Stiimje sociounanistice» (Научные анналы Молдавского Государственного Университета. Серия — социально-гуманитарные науки). Vol. 1 Chisinau, 2001.-0,3 п.л.

7. О соотношении социального и биологического в личности преступника // Analele stiintifice ale Universitatii de Stat din Moldova. Seria «Stiinte sociounanistice» (Научные анналы Молдавского Государственного Университета. Серия — социально-гуманитарные науки). Vol. 1. Chisinau, 2001.-0,3 п.л.

8. Некоторые вопросы прогнозирования преступного поведения в исследованиях Sheldon и Eleanor Glueck // Analele stiintifice ale Universitatii de Stat din Moldova. Seria «Stiinte sociounanistice» (Научные анналы Молдавского Государственного Университета. Серия -социально-гуманитарные науки). Vol. 1. Chisinau, 2002. — 0,3 п.л.

9. О классификации мотиваций преступного поведения // Analele stiintifice ale Universitatii de Stat din Moldova. Seria «Stiinte sociounanistice» (Научные анналы Молдавского Государственного Университета. Серия — социально-гуманитарные науки). Vol. 1. Chisinau, 2002. — 0,3 п.л.

[1] При этом в понятие «человек» нами вкладывается, в том числе, и биологическое содержание.

[2] Для описания подобных случаев многими специалистами используется термин «борьба» или «конкуренция» мотивов. По мнению диссертанта, этот термин не совсем удачен, так как «борются» или «конкурируют» не мотивы сами по себе, а человек, сопоставляющий и оценивающий важность реализации одного из нескольких взаимоисключающих побуждений.

Информация обновлена :28.03.2006.

Интересные факты, 20.02.2017




Комментарии

!!!Автор статьи и единственный её правообладатель - ресурс , если кто-то додумается испортить себе репутацию в глазах поисковых систем и полностью сдуть мой текст, то поставьте ссылку на мой ресурс ahuman.ru! Иначе вас покарает летающий макаронный монстр, а ваши штаны будут постоянно мокнуть в людных местах.

Самое интересное:




Интересное на сайте:


Кто родился 25 сентября? Знаменитости рожденные 25 сентября

Певцов Владимир Андреевич

Удивительные люди



2010-2017 © aHuman
При цитировании сайта, не забывайте, пожалуйста,
указывать ссылку на источник.

По любому поводу (да и без повода тоже) пишете нам на: ogretape@yandex.ru
26 запроса, 0,325 секунд, 26.14 Мб
Яндекс.Метрика