Главная   ◊   Женский раздел   ◊   О сайте



Муслим Магомаев: история о первом несчастном браке и любимой дочери (фотосессия)

Муслим Магомаев: история о первом несчастном браке и любимой дочери (фотосессия)

Муслим Магомаев: история о первом несчастном браке и любимой дочери (фотосессия.

Азербайджан, Баку, 1 декабря /корр. Trend Life Вугар Иманов.

Представляем читателям Trend Life историю взаимоотношений великого азербайджанского певца Муслима Магомаева с первой женой Офелией и единственной дочерью Мариной. Первый брак длился всего год, родилась дочь. Сейчас Марина живет в США с мужем и маленьким сыном. Мальчику дано несколько имен, и одно из них — Муслим.

Муслиму Магомаеву было 18 лет, и уже в эти годы юноша пользовался бешеным успехом у девушек. Он учился в Бакинском музыкальном училище, где познакомился с однокурсницей, красавицей с романтическим именем Офелия, и решил на ней жениться. Бабушку Байдигуль Муслима это так напугало, что она спрятала паспорт любимого внука, чтобы тот «сдуру не женился.

Спрятанный паспорт и тайный брак.

«Беззаботная юность кончилась — я влюбился, — вспоминал Муслим Магомаев. — Все как в песне: я встретил девушку, полумесяцем бровь. Мы стали встречаться. Дядя и тетя, зная о моем увлечении и зная мой характер, почувствовали неладное. Но по своей природной деликатности дядя Джамал не решался затевать со мной мужской разговор, а я еще не считал нужным открываться дяде. И вот в один прекрасный день у меня исчез паспорт. Похоже, это была рука бабушки: она вовремя уловила опасное мгновение — мы с Офелией как раз решили по¬жениться. В нашем дворе жила некая Ольга Каспаровна Чарская, в прошлом известная исполнительница старин¬ных романсов. Она была весьма общи¬тельная женщина и, если что-то рассказывала, то крича¬ла на весь двор. И вот бабушка спрятала мой паспорт именно у нее, так как понимала, что дома я все равно разыщу его. Соседка, в силу своей общительности, не могла долго хранить доверенную ей тайну, и все кончи¬лось тем, что я каким-то хитрым способом вернул пас¬порт.

19-летний Муслим все равно женился, причем тайно.

«Мы с Офелией расписались, ничего и никому не сказав. Я поставил перед фактом свою семью. Реакция сдер¬жанная, думал, будет хуже. Бабушка была расстроена, а погрустневший дядя ворчал.

— Хочешь быть самостоятельным? Хорошо, давай по¬пробуй, ты уже взрослый. Но имей в виду, будешь пла¬каться — не поймем.

Я стал жить в семье Офелии. Ее отец, человек интеллигентный, ученый-химик, работал в Академии наук. Был он деликатный, скромный, а теща. Теща есть теща. Все полу¬чалось по закону семейных качелей. Очень скоро началось выяснение отношений. Мне надо было кормить нашу ма¬ленькую семью, пришлось срочно устраиваться на работу.

«Из тебя не выйдет хорошего мужа.

В юношеском браке Муслиму приходилось, прямо скажем, несладко. Родня жены считала, что он не щадя себя должен зарабатывать деньги. Юноша же мечтал тогда петь в оперном театре, пусть и в маленьком. Но родственники супруги встречали эти желания Муслима в штыки. Самым невыносимым для певца были всегдашние упреки: «Из тебя не выйдет хорошего мужа!». Муслим был принят в Ансамбль песни и пляски Бакинского округа ПВО. Но после этого, Офелия стала тяготиться сумасшедшим гастрольным графиком восходящей звезды. Молодая женщина хотела, чтобы муж всегда был с ней.

«С ансамблем мы ездили по разным городам, в том числе и по курортным. Везде был успех. В ансамбле мне платили по тем временам прилично. Гастрольная круговерть отвлекала меня от домашних неурядиц. Из поезд¬ки возвращаться домой не хотелось, разыгрывать роль благопристойного семьянина не позволял характер.

Затем в жизни певца зазвучали чеченские мотивы. По приглашению друзей вместе с Офелией он переехал работать в Грозный, на родину прадеда Ма¬гомета. Солиста Грозненской филармонии ждал успех. Но из-за жадности директора Муслим впервые в жизни оценил вкус обычного черного хлеба с килькой.

«В продуваемых всеми ветрами гостиницах мы кормили клопов. Я напростужался в разъездах по аулам, наорался в горах так, что у меня пропал голос. Нашли для меня в Грозном хорошую врачиху — специалистку по иглоукалыванию. Через две недели от ее иголок или от молчания голос вернулся. Я запел. Но Офелия не выдержала такой нашей жизни и уехала домой, в Баку.

Ни¬щенское существование в Грозном надоело певцу, и через несколько месяцев он вернул¬ся в Баку, но не в семью Офелии, а поселился у Рамазана Халилова (дирек¬тор Бакинского оперного театра), племянника Узеира Гаджибекова, сына одной из сестер бабушки Байдигюль.

«После отъезда Офелии из Грозного в Баку я решил, что наша совместная жизнь закончилась, но, узнав, что жена ждет ребенка, вернулся в ее дом. У нас родилась дочка (1961 год), мы назвали ее Мариной. Но наша семейная жизнь не получалась. Впоследствии мы расстались.

Это имя было выбрано отцом неслучайно. Еще в 13-летнем возрасте Муслим был влюблен в школьницу Марину и даже написал в ее честь песню, которую исполнял на школьных праздниках и вечеринках. В 70-х годах эта композиция стала хитом.

«Что тут сказать? — со вздохом вспоминал Муслим Магомаев об этой странице жизни. — Мальчик в 18 лет впервые воспылал к женщине. Первая реакция моя — надо жениться! Сейчас мне об этом своем легкомыслии и говорить смешно. Но я благодарен тем временам — наш недолгий брак, он длился всего один год, подарил нам дочку. У меня очень хорошая дочь Марина — за что Офелии большое спасибо. А про то, что я перетерпел в той семье, и вспоминать не хочу, чтобы не травмировать Марину. Жить мне стало совсем невмоготу. Меня стали заставлять где-то зарабатывать деньги. А я знал одно: мне надо петь в оперном театре, пусть в маленьком. А от меня ждали, что я уйду в какой-то коллектив, где больше платят. Но самое невыносимое — вечные причитания: «Из тебя не выйдет хорошего мужа.

«Марина унаследовала мой характер, по-женски его заострила. Получился, увы, похлеще моего.

По свидетельству многих, за единственную дочку Муслим всегда платил «бешеные алименты». Сейчас Марина вместе с супругом Александром Козловским и матерью Офелией живут в США, в Огайо. У них растет семилетний сын — Ален, внук Муслима. Кстати, отец зятя Геннадий Козловский был другом Муслима, вместе они даже написали две песни.

«Потом друг уехал в Америку с семьей. К сожалению, он уже умер. Алик — очень хороший парень. Сначала они с Мариной долго общались по телефону, каждый день он звонил ей в Баку, а закончилось все свадьбой. Марина унаследовала мой характер, по-женски его заострила. Получился, увы, похлеще моего.

Марина была очень близка с отцом, а Муслим бесконечно ценил дружеские отношения с дочерью. Хотя Марина окончила школу как пианистка, и ей прочили прекрасное будущее музыканта, она выбрала другой путь. Отец с нежностью говорил: «У меня пре¬красная дочь Марина, уже взрослый человек. В свое вре¬мя дед, академик-химик, уговорил ее учиться геодезии и картографии: видно из-за меня в семье жены появилась аллергия на музыку. Марина с отличием закончила школу как пиани¬стка, ей прочили прекрасное будущее музыканта, она по¬трясающе играет с листа. Но профессиональным музы¬кантом дочь не стала. Решила найти себя в другом. Я не имел права что-то навязывать ей, давать советы, а тем более вмешиваться в ее судьбу. У нас с ней дружеские отношения, и я бесконечно ценю это.

Муслим мечтал выступать с дочерью на одной сцене.

«Если бы она жила со мной. Впрочем, как она могла жить со мной, ведь я очень долго вел скитальческую жизнь? Да и с ребенком на руках я был бы не свободен в творческой жизни. Так сложилось — Марина не стала музыкантом. Я убеждал дочь бросить свою географию, идти в консерваторию. Выступала бы со мной в концертах, аккомпанировала.

Они часто встречались. Или Марина с внуком прилетала в Москву или в Огайо любил приезжать знаменитый отец вместе с супругой Тамарой Синявской.

«У нас с Тамарочкой прекрасные отношения, — говорит Офелия. — То, что нас с Муслимом связывало, — было давно. Она же не уводила у меня мужа. Они встретились после нашего развода. Да и Марина ей как дочь. Она с внуком часто ездила к отцу.

Марина попрощалась с отцом в Баку.

29 октября. В зале Азербайджанской Государственной филармонии, в центре сцены, на постаменте, убранном белыми розами, установили закрытый гроб. Вдова — Тамара Синявская — с трудом сдерживает слезы. Ее успокаивает президент Азербайджана Ильхам Алиев. Рядом навзрыд плачет Марина. Она из-за проблем с визой не смогла приехать на прощание с отцом в Москву, а прилетела сразу в Баку. Ее поддерживает муж — Алекс. Офелия очень хотела поехать на похороны, чтобы еще раз увидеть человека, которого так любила в молодости. Но осталась в США с внуком, говорят, здоровье не позволяет совершать дальние перелеты.

Тамара Синявская, вдова легендарного певца, категорически запретила рассказывать семилетнему Аллену о смерти его дедушки. Аллен очень любил своего дедушку и родные боялись, что для ребенка известие о его кончине станет сильнейшим стрессом. Аллен, у которого есть еще имя Муслим, пока не знает, что больше никогда не увидит своего доброго и великого дедушку.

В статье использованы материалы из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия» и интервью певца из «Московского комсомольца.

Связаться с автором статьи можно по адресу.

Даты, 06.01.2017




Комментарии

!!!Автор статьи и единственный её правообладатель - ресурс , если кто-то додумается испортить себе репутацию в глазах поисковых систем и полностью сдуть мой текст, то поставьте ссылку на мой ресурс ahuman.ru! Иначе вас покарает летающий макаронный монстр, а ваши штаны будут постоянно мокнуть в людных местах.

Самое интересное:




Интересное на сайте:


От первого лица: 10 лучших книг-автобиографий по версии наших читательниц

Золотая маска для лица — усовершенствованный секрет Клеопатры

Народный артист России Сергей Захаров



2010-2017 © aHuman
При цитировании сайта, не забывайте, пожалуйста,
указывать ссылку на источник.

По любому поводу (да и без повода тоже) пишете нам на: ogretape@yandex.ru
26 запроса, 0,369 секунд, 26.48 Мб
Яндекс.Метрика