Главная   ◊   Женский раздел   ◊   О сайте



Журналістські розслідування — Розслідування — Ексклюзив — Исповедь палача

Журналістські розслідування - Розслідування - Ексклюзив - Исповедь палача

Журналістські розслідування Розслідування Ексклюзив Исповедь палача. Как в тюрьмах расстреливали преступников.

До сих пор ходят разговоры о том, как именно и где приводили в исполнение расстрельные приговоры. Одни говорят, что преступников просто ставили «к стенке», что в тюрьме было специальное приспособление для расстрела. В моем журналистском блокноте – рассказ человека о том, как «это» происходило на самом деле. Он попросил называть себя Иваном Ивановичем.

— Было несколько мест, где исполняли высшую меру наказания: Харьков, Днепропетровск, Житомир, Львов, Киев, Луганск, Днепропетровск, — рассказывает Иван Иванович. — Порядок исполнения высшей меры наказания (ВМН) регламентировался только ведомственным нормативным документом, то есть приказом. В свое время этот документ подписывали в МВД СССР. Даже когда Украина стала независимым государством, то, по-моему, все же пользовались старым приказом и инструкциями о порядке применения ВМН. Ознакомиться с ними мог только ограниченный круг людей.

— Кто расстреливал преступников.

— Из числа сотрудников следственного изолятора назначался исполнитель – человек, который приводил приговор в исполнение (он был, как правило, офицером). У него было два помощника из контролеров – физически крепкие ребята, подготовленные. Они как обычно несли свою службу, а когда приходило время исполнять наказание – выполняли эту работу.

— В народе судачили, что исполнители в конце концов не выдерживали – или спивались, или становились психически неуравновешенными людьми.

— Я не помню, чтобы они спивались. Но из практики знаю, что такая работа немного влияла на их психику. Бытует утверждение о том, что этих людей якобы через некоторое время переводили в другие области для прохождения службы. Такого не было. Удовлетворяли, может быть, просьбу об «отставке»… Если бы исполнителей часто меняли, тогда расширялся бы круг лиц, а значит, тайну сохранить было бы труднее.

— Какова технология самой казни? Что предшествовало ей.

— В изоляторе заседает комиссия. В нее входит четыре человека. Председательствует работник прокуратуры. С ним заседают представитель следственного изолятора, медработник и сотрудник информационного центра МВД. Комиссия заседает в отдельной комнате. Это, как правило, полуподвальное помещение. Она изучает личное дело осужденного: смотрит, есть ли приговор на такого-то человека (смертная казнь), имеется ли указ Президента Украины об отказе в помиловании, имеется ли распоряжение суда об исполнении этой меры наказания. К личному делу еще должна быть приложена сопроводительная бумага начальника УВД, в которой говорится, что, дескать, направляем личное дело такого-то, приговоренного к высшей мере наказания, для исполнения приговора. Изучив все это, дается команда доставить осужденного.

Помощники исполнителя идут в корпус и выводят его. Тут еще надо рассказать, как заходят члены комиссии в следственный изолятор. Заходят они так, чтобы их никто не видел.

— У них что, шапки-невидимки были.

— Все гораздо проще. Накануне прокурору поступает звонок от руководства следственного изолятора, мол, завтра есть дело. И все, никаких подробностей. Это уже договорено. На следующий день в определенном месте, в определенное время на некотором расстоянии от прокуратуры останавливается микроавтобус с зашторенными окнами. В него садится работник прокуратуры, который допущен к этому делу. По пути подбирают представителя информационного центра и заезжают в следственный изолятор через КПП. Охрана этот автомобиль не осматривает.

— Так было приказано.

— Да. Микроавтобус подъезжает к корпусу СИЗО. Члены комиссии выходят и проходят в кабинет для заседаний.

— А врача в каком месте они подбирают.

— Врач местный, из СИЗО.

— Зачем такая таинственность.

— Чтобы не вызвать подозрений. Кстати, таким же образом они и выезжают. Когда приговор привели в исполнение, гроб с телом расстрелянного ставят в эту же машину. Туда же садятся исполнитель, два его помощника, а также работник прокуратуры и представитель информационного центра. И в этот же день они покидают пределы следственного изолятора. В условленном месте микроавтобус останавливается и прокурор с представителем информационного центра выходят и расходятся по домам. А машина следует в крематорий.

— Что делает в комиссии работник информационного центра МВД.

— Он списывает осужденного. Снимает с учета как жителя этой страны.

— По каким дням расстреливали.

— В самые разные дни.

— Кто решал, что комиссия должна собраться.

— Решали тогда, когда приходило личное дело осужденного. Руководитель следственного изолятора, получив личное дело, определял, когда приводить приговор в исполнение. Если приходит дело и есть указ Президента, приговор по возможности приводился в исполнение в ближайшие дни.

— Каким образом преступника выводили из камеры.

— К нему приходили и говорили: «Осужденный такой-то – на выход с вещами!» И сразу надевали на него наручники. Руки за спину.

— Они не пристегивали его наручниками к себе.

— Нет. Они придерживали его по бокам.

— Догадывался ли преступник, куда его ведут.

— В большинстве случаев человек чувствует, что это его последний выход. Поэтому ведет тоже по-разному, некоторые пытаются вырваться, некоторые перед комиссией падают на колени, плачут, мол, простите, я больше не буду, я докажу всем и так далее.

— А были ли такие, которые спокойно шли на «плаху.

— Были и такие. Хотя все они были подавлены. Смотреть на них – одно отвращение.

— Куда девались их личные вещи.

-Как правило, их клали в гроб вместе с грузом.

— Помощники исполнителя были вооружены.

— Нет. Но от таких ребят мало кто вырвется. Они ведут осужденного на комиссию в полуподвальное помещение. Приводят. И прокурор его допрашивает.

— Все члены комиссии сидят за одним столом, как в президиуме.

— Как в президиуме. Контролеры придерживают осужденного, потому что у некоторых ноги слабые, некоторые дрожат, а некоторые плачут. Прокурор спрашивает фамилию, имя, отчество, где родился, где женился, короче, задает вопросы, на которые может ответить только это лицо. То есть прокурор убеждается в том, что именно в отношении этого человека вынесен приговор.

— Как долго длится допрос.

— Минут десять. Другие члены комиссии редко задают вопросы. Конечно, они могут спросить, например, ты согласен с приговором или что-то вроде такого: как ты, такой-сякой, мог женщину изнасиловать, ограбить и убить? Медик обычно вопросов не задает.

— Допрос закончен. Что дальше.

— А дальше осужденному говорят, мол, иди в соседнюю комнату, там сидит комиссия из высокопоставленных официальных лиц. Они выслушают, может быть, заменят высшую меру наказания на лишение свободы. Заводят его в помещение. Там, конечно, никакой комиссии нет, закрывается дверь и раздается выстрел, а потом еще два – контрольных. Это уже работает исполнитель. После этого из комнаты выходят исполнитель, его помощники, а труп оставляют там, чтобы отлежался, так сказать. Заходит медик, констатирует смерть, о чем составляется два документа: первый – о том, что исполняется мера наказания, санкционированная прокурором, второй – о том, что эта мера наказания исполнена. После этого накрывается стол… и пьется по чарке. Для этого выделяются деньги, за которые приобретают продукты питания. Коньяк там не пили, только водку. Так было заведено. Но пьют по чарке не для того, чтобы напиться (таких случаев не было), а для того, чтобы снять стресс. Это предусмотрено. Выпили две-три чарки, потом помощники исполнителя занимаются уже трупом. Его кладут в гроб из обычных досок и вывозят за пределы следственного изолятора на этом же микроавтобусе. Гроб сбивали в СИЗО, в производственных мастерских. Занимались этим помощники исполнителя – чтобы не было лишних подозрений.

— Помощники исполнителя тоже пили по чарке.

— Да. Им больше всего и надо.

— Потому что выполняли всю грязную работу.

— А если человек, к примеру, непьющий.

— Бывает и такое. Никто никого не заставляет брать чарку.

— Ну а что говорят, когда принимают по сто граммов? Или пьют молча.

— Первую чарку молча пьют – за упокой. Перед второй могут что-то говорить на различные отвлеченные темы.

— Все сидят за тем же столом.

— Да, за столом, где заседала комиссия.

— Расскажите о помещении, где приводили приговор в исполнение.

— Под одним из корпусов есть подвальное помещение. Там две комнаты. В одной заседает комиссия, а во второй исполняются приговоры. Это маленькая комнатушка. Без окон. Ни столов, стульев. Она предназначена только для этих целей.

— Неужто никто не слышал выстрелов.

— Не слышал, потому что расстреливали из мелкокалиберной винтовки. Стреляли с близкого расстояния в затылок. У мелкашки достаточно убойной силы, чтобы лишить человека жизни. Стрелять из пистолета было бы очень громко.

— А где находился исполнитель, когда в комнату для расстрелов заводили приговоренного.

— Исполнитель стоял за дверью. И его не видел осужденный. Исполнитель подходил сзади и нажимал курок. Расстояние между ним и осужденным – метр – полтора.

— Такого не помню.

— Стреляли в голову.

— В затылочную часть.

— А второй и третий выстрелы тоже в затылок.

— Трех выстрелов всегда было достаточно.

— Бывает, что и одного достаточно. Но по правилам надо сделать еще два контрольных выстрела.

— А где исполнитель хранил оружие, патроны.

— Там же, в СИЗО, в металлическом сейфе. Он стоял в этом же подвале. Туда никто из посторонних не проникает. Там не один замок. Ключи были только у исполнителя и его помощников.

— И что, в Киеве все время расстреливали одним и тем же оружием.

— После расстрела кто моет и убирает кровь.

— Это делают помощники исполнителя. Кровь стекает в канализацию. Они смывают ее шлангами.

— Иван Иванович, какие требования предъявлялись к исполнителю высшей меры наказания.

— У него должна быть крепкая рука, чтобы не дрожала. Нельзя было допустить случайный выстрел. И выдержка нужна была собачья.

— Эту работу ему предлагали благодаря его хорошим деловым качествам.

— Конечно. Надо, чтобы человек был дисциплинированным, волевым, крепким, нервы чтобы в порядке были. Кандидата в исполнители изучали в течение определенного времени. Человека подбирали с твердым характером, как говорят, нордическим. Он должен был быть грамотным и порядочным.

— Мог ли быть исполнителем начальник следственного изолятора.

— Семья исполнителя знала, какую работу он выполняет.

— Они сами не хотели рассказывать, или это запрещалось.

— Это было не принято.

— Что переживал человек, выполняя, по сути, роль палача? Может, ему жертвы снились.

— Исполнитель делал дело, которое ему поручено. И ни о чем не переживал.

— А как быть с угрызением совести.

— Государство принимало решение о том, чтобы привести приговор в исполнение. Какие могут быть угрызения совести? Это у преступника должны быть угрызения совести за погубленные человеческие жизни. А исполнитель всего лишь выполнял приказ, реализуя волю государства.

— А если человек привыкал расстреливать? И испытывал уже какую-то потребность в этом.

— У тех, кого я знал, такой потребности не возникало.

— А не было такого, чтобы кто-то отказался нажимать на курок.

— Не было. Помню только, что люди просили «об отставке» или в связи с болезнью, или из-за пенсионного возраста.

— У палача есть напарник.

— А если заболеет или уедет в отпуск.

— Значит, кто-то из помощников его заменит, эти люди были тоже подготовлены.

— Сколько преступников казнили за один день.

— Исполнение приговора в течение одного дня приводилось только в отношении одного осужденного. Так предусмотрено нормативными актами МВД.

— А в какие часы все это происходило.

— Ну, выбиралось обычно обеденное время.

— Я когда-то опубликовал серию статей о бывшем начальнике Киевавтоматторга. Его приговорили к высшей мере наказания. Затем расстрел заменили 15-ю годами. Он рассказывал, что его дважды выводили на расстрел. Были ли такие ситуации, то есть имитация расстрела.

— Таких провокаций не было. И никто на это не пошел бы. Было очень сложно даже попытаться куда-то вывести осужденного из камеры.

— Но ведь его выводили на прогулку. Что стоило поставить лицом к стенке.

— Каждый месяц расстреливали.

— По-разному бывало. Бывало, что и целый месяц не исполняли приговоров (документы ни на кого не поступали). А бывало, что и по два раза в месяц приходилось работать.

— Палач видел лицо жертвы.

— Первая встреча только при расстреле.

— А были среди приговоренных те, кто просил позвать священника или умолял дать сигаретку.

— Это выдумки, что перед смертью просят дать закурить. Может, осужденному еще и чарку налить? Знаете, у этих людей были свои сигареты, и они уже успевали вдоволь накуриться. А потом, их мысли в последнюю минуту не о сигарете – они думали, чем все это закончится.

— И все-таки странно, что расстреливали из мелкокалиберной винтовки, ведь пистолет намного удобнее.

— Выбор оружия – дело исполнителя. Главное приговор исполнить.

— Приговоренного к смертной казни держали за обе руки помощники исполнителя. Тот с винтовкой подходил сзади и.

— И нажимал на курок.

— А если перед казнью преступник падал на колени или на пол, тогда как.

— Его все равно поднимали. В лежащего не стреляли.

— Как исполняли приговор в отношении женщин, приговоренных к смертной казни.

— По-моему, за период независимости в Киеве не был приведен в исполнение ни один приговор в отношении женщин.

— … Выстрел, человек падает. И только после этого с него снимают наручники.

— Да. Медик зафиксировал смерть – и снимаются наручники. Бывали такие случаи, что уже и смерть наступила, но из трупа еще выходит воздух, слышен хрип. Но это редко случалось.

— Доплачивали исполнителям за эту работу.

— Доплачивали. И дополнительный отпуск давали, по-моему, до 15-ти суток. Мы делали грязное дело, для себя грязное.

— Почему вы так считаете.

— Одно дело — сидеть в кресле, а другое – убирать грязь на улице.

— Простите за натурализм, но не могу не спросить: когда расстреливали, кровь на стоящих рядом не брызгала.

-Нет, пуля от мелкашки брызг не дает. Исполнитель и его помощники надевали обычные синие халаты, такие выдают уборщикам.

-Где хоронили смертников.

-До открытия крематория их хоронили в одном из районов Киевской области. В лесу был выделен участок примерно полтора гектара, обнесенный забором… Он был под круглосуточным надзором, то есть его охраняли, дабы никто туда не залез.

— И на этом участке никаких могильных холмиков нет.

-Холмиков нет. Может только столбик стоять и там какая-то цифра написана… С появлением в Киеве крематория трупы стали сжигать там.

— Захоранивали без священника.

-А родственникам какие-то личные вещи, ценные, к примеру, передавали.

-Если были ценные вещи, то их отдавали родственникам. Но, как правило, у казненных ценностей не было. Одно барахло.

-Ну а если золотые коронки.

-Их никто не снимал.

-В крематории знали, кого сжигали.

-Была договоренность с руководством СИЗО… И в очереди там никто не стоял. И никаких вопросов не возникало.

-Напоследок спросим вас, Иван Иванович, почему вы решили пооткровенничать с журналистом на столь деликатную тему.

— Надоела писанина и выдумки несведущих людей в средствах массовой информации на эту тему. Кроме того, все тайное рано или поздно станет явным, а в нашем случае это очевидно, ведь высшая мера наказания отменена.

P.S. В нашей стране уже давно отменена «расстрельная статья». В апреле 2001 года Верховна Рада приняла Уголовный кодекс, в котором смертная казнь была заменена на пожизненное заключение. А в 2002-м Украина присоединилась к Протоколу №13 Европейской конвенции о правах человека, предусматривающего полную отмену смертной казни при любых обстоятельствах — в мирное и военное время.

Интересные факты, 18.12.2016




Комментарии

!!!Автор статьи и единственный её правообладатель - ресурс , если кто-то додумается испортить себе репутацию в глазах поисковых систем и полностью сдуть мой текст, то поставьте ссылку на мой ресурс ahuman.ru! Иначе вас покарает летающий макаронный монстр, а ваши штаны будут постоянно мокнуть в людных местах.



Самое интересное:
Сотни поставщиков везут лекарства от гепатита С из Индии в Россию, но только M-Pharma поможет вам купить софосбувир и даклатасвир и при этом профессиональные гепатологи будут отвечать на любые ваши вопросы на протяжении всей терапии.


Интересное на сайте:


10 самых опасных и жестоких преступников мира

Выбираем идеальный зонт

Лыков Александр Анатольевич: ранние годы, биография и фильмография известного питерского актера



2010-2017 © aHuman
При цитировании сайта, не забывайте, пожалуйста,
указывать ссылку на источник.

По любому поводу (да и без повода тоже) пишете нам на: ogretape@yandex.ru
88 запроса, 0,327 секунд, 29.38 Мб
Яндекс.Метрика